search Поиск Вход
, 9 мин. на чтение

«Пришло наше время помочь России»: почему московские экспаты остаются, несмотря ни на что

, 9 мин. на чтение
«Пришло наше время помочь России»: почему московские экспаты остаются, несмотря ни на что

Знаете, что еще после 24 февраля исчезло из нашей жизни кроме «Старбакса» и «Макдоналдса»? Иностранная речь. Не слыхать ее больше в кафе, в клубах или в метро, где уже никто не окликнет тебя и на ломаном русском не спросит, тыча пальцем в экран смартфона: «Kak proyehat to the ulitsa Akademika Yangelia?» А ты в ответ небрежно переходил на английский, демонстрируя, что, мол, не бойся, дорогой гость столицы, ты в мировом мегаполисе, тут даже собаки знают как минимум три европейских языка…  Словом, были ж времена и больше не будут. Не стало иностранца в Москве.

Массовый отток экспатов произошел еще в 2014-м. По данным ФМС, в этот период Россию покинули как минимум полмиллиона граждан стран Западной Европы, включая страны Балтии, Соединенных Штатов, Австралии и Новой Зеландии. Больше всего уехало немцев — число проживающих здесь постоянно или длительный срок граждан Германии сократилось с 348 тыс. до 240,1 тыс. Домой вернулась почти половина российских норвежцев (6 тыс.) и шведов (10 тыс.), 31 тыс. испанцев, 46 тыс. финнов, 69 тыс. подданных Соединенного королевства и 79 тыс. американцев. На родину потянулись и выступавшие жупелом для московского обывателя во все предыдущие годы мигранты из стран СНГ. «Похудевший» почти в два раза курс рубля сделал работу в холодной и негостеприимной России куда менее привлекательной в сравнении с аналогичной поездкой в Китай или трудоустройством на завод одного из южнокорейских чеболей у себя на родине. Усилил этот отток и взятый правительством откровенно популистский курс на ужесточение миграционной политики. И все же, по данным УФМС, общая численность иностранных граждан в РФ за эти годы даже увеличилась, в основном за счет первой волны беженцев с Украины.

Помимо сугубо экономических причин отъезд иностранцев из России, как и усыхание потока туристов, усиливался ксенофобной и антизападной риторикой. С той стороны границы этого не могли не заметить и немедленно принялись понижать позиции нашей страны во всевозможных рейтингах — так, по состоянию на 2017 год международная организация International SOS отнесла РФ к категории «стран с быстро изменяющимся уровнем рисков» (рейтинг «чуть лучше, чем в Африке»). А в рейтинге Global Peace Index (самых миролюбивых и безопасных для проживания стран) за 2015 год Россия заняла 152-е место из 162, оказавшись между КНДР и Нигерией.

Правда, к концу 2010-х благодаря проведению в Москве чемпионата мира по футболу наметился и обратный положительный тренд. По данным Сбербанка, каждый десятый иностранный болельщик еще раз посетил Россию до конца 2018 года, используя безвизовый въезд по Fan ID. Выросло и число приезжавших на «постоянной основе», то есть с целью работы, учебы или ведения бизнеса, правда, на сей раз с заметным перекосом в сторону граждан Китая, за которым с большим отрывом следовали Германия, Турция, Италия и Сербия, а где-то в хвосте списка плелись Великобритания и США. Но этот поток оборвала и частично вымела обратно пандемия.

Обобщенных данных по оттоку иностранных граждан из России после 24 февраля текущего года пока нет, к тому же он в любом случае окажется тонкой струйкой на фоне бегства уже наших соотечественников. После начала спецоперации практически все посольства стран первого мира настоятельно рекомендовали гражданам своих стран покинуть территорию РФ. Громче всех, как всегда, прозвучал голос Америки, диппредставительство которой уговаривало своих граждан уехать целых три раза: 27 февраля и 9 и 31 марта. Посол Джон Салливан даже сделал отдельное заявление: «Наша рекомендация следующая: уезжайте из России сейчас». Аналогичные заявления от европейских посольств — Италии, Германии, Бельгии, Великобритании и др. — последовали в основном после 28 февраля, когда Евросоюз закрыл небо для российских самолетов. В числе последних оказалась Япония — гражданам этой страны посоветовали воздержаться от поездок и немедленно покинуть территорию РФ на любых доступных коммерческих рейсах 7 марта.

И все же нашлись те, кто остался. Как правило, это люди, успевшие создать здесь семью с гражданином РФ или одной из стран постсоветского зарубежья, основательно укоренившиеся и категорически не желающие бросать нажитое. Многие из них считают, что им уже некуда возвращаться, поскольку новый экономический кризис ударит по их родным странам с не меньшей силой, чем по России. Здесь у них уже есть хорошо оплачиваемая и престижная работа, а там не будет ничего. И, конечно же, якорем держат уже привыкшие к России и к Москве дети.

«Все очень просто, мой дом здесь, — отвечает на мой вопрос “почему?” британец Саймон, инженер по работе с телекоммуникационным оборудованием. — Моя жена, моя работа и будущее тоже здесь. С того момента, когда я последний раз сюда вернулся, прошло уже почти два с половиной года, и все это время главным моим ощущением было чувство безопасности. Да, я слышал, что британское правительство говорит о России, но у меня есть и собственные глаза. Я работаю в российской компании на позиции тимлида, у меня в подчинении шестеро русских сотрудников, но у нас там никто не говорит о том, что происходит, так что всю информацию я черпаю только из новостей — местных и западных. Думал ли я, когда все это началось, об отъезде? Это кажется очень простым решением — взять и убежать от проблем туда, где, как тебе кажется, будет лучше. Но я покинул Британию, чтобы строить свою жизнь здесь, и мне здесь хорошо, уютно и безопасно, мне ни разу не приходилось сталкиваться с какими-то проявлениями враждебности из-за того, что я англичанин. И я останусь и продолжу строить свою жизнь в России, если меня, конечно, не заставят отсюда уехать. Боюсь ли я того, что вся эта история перерастет в конфликт с НАТО и мировую ядерную войну? Нет, вряд ли. Надеюсь только, что Россия и Украина как можно скорее придут к мирному решению и все будут счастливы».

«У них же там бедность ужасная, — добавляет его жена. — Я сама прожила в Англии почти три года и насмотрелась. Знаете, как англичане моют посуду? У них на кухне есть дешевый пластмассовый тазик, куда они сваливают тарелки, чашки, вилки, капают моющего средства, заливают водой, и все это стоит чуть ли не неделю, потом достается и опять идет на стол. Саймон привык пить чай с тонкой пленкой “Фэйри”, с трудом уже в России его от этого отучала. А знаете, что у них замерзают по несколько десятков в год, потому что экономят на отоплении? Саймон родился в пригороде Лондона, но ни разу в жизни не был в том же Сити, потому что дорого. Понятно, что здесь, в Москве, ему живется гораздо лучше».

«Да, всем нам сказали вернуться, — подтверждает итальянский бизнесмен Стефано Тесса. — В основном потому, что будут заблокированы все банковские транзакции, из-за прекращения перелетов и тому подобных вещей. Но я посмотрел и понял, что на мою личную жизнь санкции Евросоюза никак не повлияют, я давно уже переехал сюда со всей семьей. Конечно, та часть моего бизнеса, которая была связана с Италией, сейчас сошла на нет, там стало невозможно работать из-за санкций. Да, эта ситуация сильно повлияла как на местный потребительский рынок, так и на людей, которые делали тут что-то для продаж в Европе, ну и, разумеется, сильно пострадали те итальянские бизнесмены, которые имели какие-то дела с Россией. Лично я занимался тем, что продавал все итальянское, что нравится в России, от каких-то простейших вещей до недвижимости. Но после санкций уже ни один российский гражданин не сможет купить себе виллу в Италии. Кроме того, я находил итальянских инвесторов для производства на территории РФ изделий из пластика и алюминия, потому что здесь это дешевле, чем в той же Италии. Этот бизнес, разумеется, тоже пошел ко дну. И все равно я остался, потому что здесь вся моя семья. Сейчас у меня остался только мой салон красоты, который я пытаюсь запустить.

Вообще в Италии, на мой взгляд, сейчас ситуация гораздо хуже, чем в России. По ней очень сильно ударила первая волна коронавируса. Когда ввели запреты, многие потеряли работу, и все это продолжается до сих пор. Разрыв Европы с Россией еще больше усугубит ситуацию в итальянской экономике, и кризис станет еще более глубоким и тяжелым. Я общаюсь здесь со многими людьми, но мало кто у вас, к сожалению, имеет представление о том, что на самом деле происходит в Европе и в Италии.

В Москве я себя чувствую намного увереннее, чем в любом итальянском городе. Россия куда более безопасная страна. Если бы это было не так, я бы давно уехал отсюда и забрал детей. Даже контроль сумок в метро внушает мне спокойствие — я ощущаю себя свободным гражданином и давно уже вижу себя больше русским, чем итальянцем. Мне никогда не нравилась политика Италии, которая хочет быть комнатной собачкой США. Можете зайти и посмотреть на мой аккаунт в фейсбуке*, у меня на аватарке там российский флаг, сразу поймете, на чьей я стороне. Я 25 лет проработал в Италии адвокатом и считаю, что в России гораздо больше прав и свобод, чем там».

«Я приезжаю в Россию уже в шестой раз, — рассказывает саксофонист и преподаватель Moscow Music School американец Амир Ли, — сейчас нахожусь тут уже два месяца. Уезжать пока не собираюсь. Да, как и остальные, я получил от нашего посольства рекомендации немедленно собираться. У меня в России множество друзей, и я никогда не чувствовал, что здесь мне может что-то угрожать. В Америке ты оказываешься под влиянием местных СМИ, которые рассказывают всякие ужасы про вашу страну, но, приехав сюда, я увидел, что ничего подобного не существует, и Россия фактически стала для меня вторым домом. Я не скажу, что в России мне лучше или безопаснее, чем в Штатах, или наоборот, но по крайней мере тут достаточно безопасно и спокойно, чтобы я не уезжал. У меня здесь есть любимая работа, мои замечательные ученики, я объехал с концертами всю вашу страну, был в Новосибирске, во Владивостоке и множестве других городов и считаю, что Россия — это замечательное место. У каждой страны есть своя особая прелесть, но сейчас мне вот нравятся Россия и Москва. Возможно, однажды я даже создам тут семью.

Я не думаю, что противоречия между правительствами России и США могут вылиться в государственную ксенофобию по отношению к живущим тут американцам. По крайней мере я этого не вижу. Конечно же, я не могу сказать, что будет завтра. Если ваше правительство прикажет мне убираться, мне придется уехать. Но пока этого не произошло, я останусь и буду продолжать работать. Экономические проблемы из-за санкций меня тоже не особенно пугают. В конце концов Россия — это довольно продвинутая страна, это не Афганистан и не Иран, так что вряд ли тут не станет еды на полках. Конечно, цены выросли, но я не стал бы преувеличивать эту проблему, и пока что у меня нет ощущения, что скоро тут станет совсем плохо».

«Я приехал в Москву 12 лет назад, — вспоминает частный повар Луиджи, — и этот город так много мне дал, что если я отсюда сбегу, то просто не смогу расплатиться по этим долгам. Уехать очень просто. Когда там, где мы есть, все прекрасно — мы остаемся, когда становится плохо — уезжаем. Но я готов сделать все, чтобы увидеть этот город снова великим.  Я приехал сюда обычным парнем в поисках своего маленького счастья и каких-то новых возможностей. И Москва дала мне все — я смог купить квартиру и создать семью. Я родился в Неаполе, получил высшее образование, по специальности я вулканолог, а в итоге пришлось стать поваром. Но в Неаполе и без меня полным-полно отличных итальянских поваров. Москва в этом плане дает куда больше возможностей, чем Европа и уж тем более Италия, где жизнь до сих пор довольно тяжела.

Я думаю, что каждый из нас, оставшихся тут экспатов, должен внести свой маленький вклад. Я шеф, по московским меркам хороший, и я буду стараться, чтобы у москвичей всегда была возможность попробовать итальянскую кухню, даже если я и не смогу больше доставать оригинальные итальянские продукты. Это то, что лично я могу сделать. Пусть у вас не будет настоящего пармезана, зато у вас будут итальянские умы, которые могут сделать итальянскую еду из чего угодно. В конце концов, как шеф я продаю не только кухню, но и свою творческую энергию. Так что ничего не изменится, с моей смекалкой я обойдуcь и без пармезана. Я знаю, что среди оставшихся в Москве иностранцев так думаю не я один.

Боюсь ли я того, что ситуация в России станет еще хуже? Все этого боятся, но, как любой человек, я сосредоточен на своих маленьких частных проблемах, на том, что прежде всего касается меня самого. Больше всего меня беспокоит возможный рост ксенофобии. Я знаю, что Италия в первых рядах рвется вводить против России санкции. Я категорически не согласен с этой политикой, тем более что она наносит ущерб не столько России, сколько экономике самой Италии. Я хотел бы поговорить об этом с кем-нибудь, кто у вас принимает решения, и сказать ему, что не все итальянцы думают так же, как их правительство. Но даже если в России станет совсем опасно, то все равно останусь здесь».

*Facebook признан экстремистской организацией и запрещен на территории РФ.

Фото: кадр из фильма «Русский дом»/Metro Goldwyn Mayer

Подписаться: