search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Начало освоения Москвы Michelin — это как запустить спутник на Марс

, 4 мин. на чтение
Начало освоения Москвы Michelin — это как запустить спутник на Марс

У ArtEst и Twins Garden по две звезды, а это значит, что официально, по мнению гида Michelin, ради этих ресторанов стоит сделать крюк в 2022-м, изменить запланированный маршрут и не пожалеть о содеянном. Не верится, но со вчерашнего дня в Москве и правда есть мишленовские звезды, смахивающие не на звезды совсем, а на ромашки.

Накануне объявления результатов исследований инспекторов было страшновато из-за ажиотажа и самых немыслимых предсказаний. Для себя я решила, что конкретных звезд нам всем ждать еще рано, но упоминаний в гиде заслуживает великое множество московских мест (зря, что ли, они открываются и открываются по 20 штук в месяц, несмотря на кризис в мировой индустрии?).

Три звезды не дали никому (за это отдельное спасибо). А если бы дали, то, боюсь, кто-нибудь точно слетел бы с катушек — к звездам, как мне кажется, надо приучаться постепенно, шаг за шагом, без ненужных форсирующих прыжков.

Пока Аркадий Новиков и Артем Естафьев (ArtЕst) и братья Березуцкие (Twins Garden) совершенно заслуженно празднуют победу (посылаю в их сторону свои самые теплые поздравления) и готовятся к новым подвигам (звезды теперь надо удержать и не потерять в следующем году), давайте повнимательнее рассмотрим горячий московский Michelin.

В нем 69 ресторанов.

Семь штук — с одной красной, классической звездой: Selfie, «Белуга», Grand Cru, White Rabbit, Biologie, «Сахалин», Savva.

Три ресторана — с зеленой звездой (она присуждается за ответственное потребление и общий эколокал-настрой): снова Biologie, Björn и опять Twins Garden.

Пятнадцать ресторанов с веселой физиономией Бибендума — это те, в которых, по мнению гида, отличная еда и демократичные цены: Eva, «Севичерия», Lucky Izakaya Bar, Flør, Uilliam’s, Vani, Bjorn, «Деликатессен», Erwin, «Уголек», «Тильда», «Жеральдин», «Казбек», «Рыбторг» и Hibiki.

Остальные участники парада просто рекомендованы к посещению, то есть интересны с точки зрения и кухни, и общих впечатлений. Именно в этом списке, как правило, любят копаться неугомонные следопыты гастрономического интернационала в поисках золотых самородков.

В комментарии про «Белугу» главные роли играют икра и водка, а в «Сахалине» — панорамный вид с морепродуктами. Не понимаю, каким образом все упомянутое должно превратить посетителя в счастливого с гастрономической точки зрения человека. Есть ежей в нарядном дресс-коде «без спортивных элементов» или ложками выуживать осетровую из икорницы со стразами — это аттракционы и карусели, если хотите. Поверхностные штампованные ощущения без эмоционально тонких настроек. Возможно, нам всем просто вежливо указали на специфические, «русские» радости. У нас с вами что ни день, так «опять икра». Слава богу, никто не пошел искать медведей с балалайками. Хотя нет, в каком-то смысле их тоже нашли. В перечне рекомендованных мест вдруг обнаружился ресторан «Чемодан» (да, тот, что на Гоголевском бульваре). Персонал прекрасно говорит по-английски, в меню кроме паштета из северного оленя просматривается идеологический отказ от всех новомодных штучек. «Чемодан» явно заворожил инспекторов своим первородным внешним видом и несусветной едой (дело тут даже не в отдельной сибирской кухне, а именно в котлетах из бурого медведя c гречкой, подушках из зелени с икрой и гренками из «Бородинского», в винегрете с квашеной капустой, в тарелках, абажурах, салфетках, короче, во всем без исключения антураже). Допускаю, что инспекторы никогда такого не ели, не видели, и шок превзошел все ожидания.

Еще в списке рекомендованных к посещению мест замечены рестораны La Marée и Parisienne. Вы помните о таких? Я уже успела забыть. Но стойко объясняю себе факт их упоминания лирической тоской по родине (в затяжных командировках по экзотическим странам на что только не тянет в поисках знакомых с детства ориентиров).

В рекомендованных ресторанах есть грузинская кухня от Hedonist и «Эларджи» (классные места, не спорю совсем). Но в последнем вдруг проскальзывает термин «хлеб-хачапури», и в эту секунду понимаешь, что феномен хачапури действительно сложно объяснить иностранному человеку. Пирог с сыром, да, миллион вариантов, но при чем тут хлеб?

В списке 15 мест с отметкой Bib Gourmand специально оговаривается размер демократических цен — в пределах 2 тыс. рублей. Но мы-то с вами знаем, что в Erwin, Eva, «Жеральдин» или «Уголек» ходят совсем на другие деньги. Может быть, теперь цены там всем на радость запрыгают вниз?

В Uilliam’s рекомендуется «сидеть за барной стойкой, чтобы смотреть, как работает кухня» — мудрое замечание, только вот люди, «выехавшие на Патрики», могут с этим поспорить, они в Uilliam’s приезжают не есть.

Перечисляя попавшиеся на глаза казусы московского выпуска, конечно же, ловлю себя на мысли, что посягаю на святое. «Красный гид» служил мне верой и правдой в путешествиях по Франции, Италии, Испании, Швейцарии и Фландрии и ни разу не подвел. Думаю, что освоение московских территорий для Michelin — это приблизительно как запустить спутник на Марс. Вылетела пробная экспедиция, успешно приземлилась и посмотрела на мой город свежим взглядом из другой цивилизации. Обнаружились похожие формы жизни, кислород, вода, талантливые люди, растущий, несмотря ни на что, ресторанный бизнес — это плюс. А минусы, сопряженные с трудностями перевода, согласитесь, неизбежны. Мы тут все вместе такого навертели за три десятка лет, что любая парочка Рататуй + Эго запутается.

Удивительно также, что целая вереница стоящих ресторанов осталась за бортом, и игривое число времен европейских сексуальных революций 69 не увеличилось хотя бы до 75.

Впрочем, трогательная и продуманная кухня шефа Екатерины Алехиной из Biologie в Ильинском и непрекращающиеся эксперименты победителя в номинации «Лучший молодой повар» Никиты Подерягина в Bjorn — это уверенные сигналы, что все еще впереди. В конце концов, «Мишлену» стоит доехать до Санкт-Петербурга. Поменять летнюю резину на зимнюю и уверенно обозреть окрестности. Отступать некуда, позади сами знаете что.

На фото: Иван и Сергей Березуцкие, Артем Естафьев