search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

У «Аренды» гениальный ход — в одном здании четыре заведения, где можно поесть по-разному

, 2 мин. на чтение
У «Аренды» гениальный ход — в одном здании четыре заведения, где можно поесть по-разному

«Аренда» (Трехсвятительский пер., 2/1, стр. 5) — это отдельный старый дом, в котором в данный момент заработали реальные чудеса. Придумали, откопали и отремонтировали «Аренду» Никита Фомкин (бары «Сюр» и «Интеллигенция») и режиссер Эдуард Оганесян (сериал «Чики»). «Аренду» можно назвать гастрономическим сквотом, творческой коммунальной квартирой или просто вереницей винтажных комнат, где можно поесть по-разному, но просто, недорого и весело.

Плюсы:

— в одной из комнат устроен паста-бар «Аренда» с завтраками (например, хлопья с молоком стоят 210 руб.). Пол тут в старом линолеуме. Окна с фрамугами. Но музыка бодрая и новая. На открытой кухне розовым неоном написано слово «Люби»;

— на стенке паста-бара старые плакаты с лозунгами времен митингов 1990-х, в том числе про зарплату, которая вся уходит на транспорт и квартплату (согласна с этим утверждением по сей день);

— гениальная паста «Карбонара» (470 руб.) признается лучшей в городе, потому что такого качества и вкуса я не встречала в Москве лет десять. Сама верю в это с трудом, но факт остается фактом;

— центральное место в паста-баре занимает реплика картины «Брод» художника Александра Седова. На ней — женщины с граблями, в воде и с подвернутыми сзади юбками. Вид голых поп совершенно не претит поеданию паст, скорее наоборот;

— в другой комнате находится грузинское кафе «Квартира 37» — с абажурами, затянутыми в черное кружево, и со шторами как в советских коммуналках (определенный вид ткани времен стахановских пятилеток, смотришь и в голову непроизвольно лезет кино «Москва слезам не верит», обе серии). Но мою внутреннюю трансляцию с кино легко останавливает появление хачапури-лодки (350 руб.) — с яйцом внутри, все как положено. Жаркая начинка, упитанные бока. Хинкали с бараниной тут стоят по 90 руб. за штуку;

— в третьей по счету комнате — бутербродная с меню, написанным от руки и шариковой ручкой. К бутерброду с сулугуни, адыгейским и козьим сыром (350 руб.) подкладывают джем из айвы;

— в четвертой комнате абажур лирически розовый, на круглом столе розочка в вазочке, кухня в белом кафеле — тут работает кондитерская и чайная «Эклер». В меню есть «Наполеон от бабушки Полины». Бабушка — настоящая. «Наполеон» (350 руб.) прекрасен во всех отношениях: тонкие слои не слишком сухи и не страдают от лишней влажности. Крема много, он приятно сливочный, но не тяжелый и не приторный. Этот «Наполеон» с лицом, душой и миллионом золотистых крошек.

Минусы:

— местный хачапури был слишком смуглый и местами грешил вкусом подгорелого теста;

— на «Рюмочную» в подвале посмотреть не удалось, она была закрыта, но обещают совсем скоро открыть;

— магазин с винилом тоже только готовится к открытию;

— в магазине с винтажной одеждой можно нечаянно утонуть от собственной страсти и жадности;

— для бутерброда с языком и луковым джемом (350 руб.) используется слишком жирный язык, чей вкус заглушает все другие добавки (грибы, грецкий орех, чеснок);

— в меню чайной-кондитерской «Эклер» замечено слово «Медовичок» (300 руб.), но я категорически против уменьшительно-ласкательных суффиксов в названиях блюд.

Фото: Никита Фомкин

Подписаться: