search Поиск Вход
, 12 мин. на чтение

Кто и зачем устроил драку в Дегунино и стоит ли ждать новой войны нацистов и антифа?

, 12 мин. на чтение
Кто и зачем устроил драку в Дегунино и стоит ли ждать новой войны нацистов и антифа?

Вечером 5 июня случилось событие, которое довольно быстро промелькнуло в новостных лентах, зато весьма оживленно обсуждалось в определенной части интернета. На территории гаражного кооператива неподалеку от станции метро «Верхние Лихоборы» Корпорация Тяжелого Рока (КТР; это Сергей «Паук» Троицкий, например) решила провести нечто вроде полуофициального музыкального фестиваля со свободным входом. По словам самого Паука, «туда собирались люди, которые слушают так называемый языческий рок. Это мужчины с бородами, обычно лысые, в футболках с черепами — такая атрибутика».

Однако в итоге концерт не состоялся. Вместо него случилась массовая драка с участием от 60 до 100 человек, 19 из которых были задержаны прибывшей на место полицией. Судя по звукам на видео, распространенном телеграм-каналом Mash, как минимум одна из сторон применила огнестрельное оружие. По слухам, когда на пульт стали поступать первые вызовы, в полиции решили, что это разбираются между собой хулиганы из околофутбола. Однако в реальности все оказалось куда интереснее — в Дегунино случился рецидив давно уже всеми забытых «субкультурных войн» 2000-х между неонацистами и представителями движения антифа.

Среди прочих задержанных в руки полиции попала весьма интересная личность — некий Андрей Пронский, 28 лет. «Будучи из благополучной семьи (мама — преподаватель, отец — профессор), Пронский увлекся нацизмом и хотел каким-нибудь феерическим образом завоевать уважение старших. В 2011 году он задумал убить знакомого “с еврейскими корнями”, снять это на камеру и отправить на форум нацистов.

Все прошло, как Пронский и планировал — он заманил друга в лес, ударил его топором и закопал. Весь процесс Андрей снял на камеру, которую позже потерял, так что ему пришлось возвращаться к трупу и “доснимать материал”. Об убийстве Пронский раструбил своим знакомым (видео он кинул на форум нацистов, но там его быстро потерли), в итоге его задержали. Психолого-психиатрическая экспертиза признала парня невменяемым, суд назначил ему лечение. Видимо, оно не помогло», — рассказывает о нем телеграм-канал Baza.

Делом о драке в Верхних Лихоборах сейчас занимается Следственный комитет. Из числа задержанных со стороны антифашистов первоначально арестовали троих, затем двух отпустили. В настоящее время под стражей находится только 20-летний Даниил Лысенко. Точной информации по арестованным нацистам нет, но судя по тому, с какой интенсивностью правые группы в «ВКонтакте» сейчас ведут сбор средств на адвокатов, их немало.

Для полноты картины все же стоит охарактеризовать мероприятие, которое Паук и его товарищи по КТР намеревались провести в дегунинских гаражах — фестиваль неонацистских групп. Название одного из заявленных в афише мероприятия коллективов White Nights Skins говорит само за себя. Для полноты впечатлений можно еще процитировать пару строчек из песни «Sexmachine» другой принимавшей там участие группы «Затылок»:

Там девочка с порога замочит свои ляжки,
Увидев парня бритого в ботинках и подтяжках.
И вот она в толчке ласкает тебя ртом,
Знакомство и общение оставив на потом.
Ведь ты — Sexmachine!
Пацан бритоголовый!

Остальной текст еще более порнографичен и в целом производит довольно тягостное впечатление. Окормлявшие российских неонаци 1990-х и 2000-х ансамбли вроде Vandal, «Коловрата» или «Русской правды» все же были слегка поумнее, а отдельные их вещи даже претендовали на некоторую поэтичность.

По словам антифашиста и либертарного социалиста Владислава Барабанова, в прошлом фигуранта «московского дела», возбужденного по итогам протестов 27 июля 2019 года, события в Дегунино разворачивались совсем не так, как это описывают СМИ и правые паблики. «Не было никакой спланированной акции и никто не планировал “накрывать” это мероприятие, — утверждает он. — Наоборот, там был нацистский моб, который решил напасть на антифашистов, все это произошло в том же районе, где проводился концерт, но это была даже другая улица. Никакой массовой драки тоже не было, была открыта стрельба со стороны значительно превосходящих по численности бонов (субкультурное название скинхедов. — “Москвич Mag”) по кучке антифа, которых было во много раз меньше. Никакого огнестрельного оружия у антифашистов, разумеется, не было. Касательно арсенала бонов у меня полной информации нет, но, судя по всему, они вели огонь в основном из травматических и сигнальных пистолетов. Учитывая ситуацию, физический контакт с агрессорами не состоялся, а концерт был сорван ментами, которые приехали после произошедшего инцидента и осуществляли задержания».

Его слова подтверждает и приятель задержанного Даниила Лысенко Александр К.: «Антифашисты просто там гуляли, большая часть из них живет в этом районе. Какое нападение на концерт, о чем вы — их было всего-то 17–18 человек против как минимум 50, а то и больше нацистов, все же видно по камерам наблюдения!»

«Один из бонов, попавший в отдел полиции вместе с антифашистами, рассказывал, что их там было около 150 человек, — говорит Владислав Барабанов. — То есть в нападении на антифа участвовала лишь одна из присутствовавших там групп в количестве как раз примерно 50–60 человек. Почему они были с оружием, я могу лишь предполагать, скорее всего, боны его носят на постоянной основе, а потому на концерт, где был свободный вход, они тоже пришли с ним».

«Нет ничего удивительного в том, что они были с оружием, — считает левый активист, журналист и постоянный автор портала Zanovo.media Рустам Юлбарисов. — Ультраправая субкультура вообще крайне агрессивна и вся замешана на насилии. Так повелось еще со времен Гитлера, а с тех пор они просто копируют. Скорее всего, фашики и впрямь готовили некую силовую акцию, узнав, что по соседству собираются антифашисты. И там, и там есть знающие друг друга люди, так что информация активно сливается в обе стороны. А тут еще для нациков устроили мероприятие — можно собраться без поводка и намордника, позиговать, спеть любимые песни про белую расу и покрасоваться перед такими же, потому они и понесли туда все эти ножи и травматы».

Эти ветхие страницы истории

От «субкультурных войн» нас отделяет без малого десять лет. В начале 2000-х темная энергия социального распада, усиленная ощущением полнейшей ненужности и бессмысленности собственного существования, возникшим у детей 1990-х, выплеснулась из панельных гетто больших городов и породила новое поколение неонацистов, пришедшее на смену разогнанному «Русскому национальному единству» и постаревшей «Памяти». Уровень насилия со стороны ультраправых группировок рос с каждым годом: если в 2005-м правоохранительные органы зафиксировали 154 убийства на почве национальной ненависти, то в 2009-м их было уже 548. При этом возглавляемая Сурковым президентская администрация, увлеченная химерой молодежной политики, видела в ультраправых скорее потенциальных союзников. Им была брошена огромная кость в виде отмены празднования 7 Ноября, вместо которого был учрежден День национального единства, быстро ставший днем «Русского марша». Они получили и свое политическое представительство в думских фракциях: депутат Николай Курьянович в ЛДПР, «казак» Виктор Водолацкий и руководитель движения «Россия молодая» Максим Мищенко в «Единой России», Андрей Савельев в составе «Родины». Некоторые низовые организации ультраправых, к примеру «Движение против нелегальной иммиграции» (ДПНИ), в какой-то момент и сами находились в шаге от полной легализации (объединение признано судом экстремистским и запрещено в 2011 году). Апофеозом всего стал именно 2009 год, когда неонацистская террористическая «Боевая организация русских националистов» (БОРН) совершила резонансное двойное убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой в двух шагах от Храма Христа Спасителя, а группа «Коловрат» исполнила концертный сет прямо под стенами Кремля.

Параллельно этому шло развитие и укрепление движения антифашистов, первоисточником для которого стали перенесенные на российскую почву еще в 1990-х субкультуры RASH (Red & Anarchist Skinheads), SHARP (Skinheads Against Racial Prejudices — «Скинхеды против расовых предрассудков») и так называемых аполитичных скинхедов. Его ряды пополняются за счет молодых панков и анархистов, к активному антифашизму приходят представители молодежных левых движений и просто студенты, которым надоедает заниматься в расписанных ультраправыми слоганами и кельтскими крестами аудиториях. Их тактика полностью отражает методы оппонентов: нападения на уличные сборища и концерты. В какой-то момент антифа даже претендовали на то, чтобы полностью вытеснить неонацистов с московских улиц, но тут, как в игре в «Мафию», проснулась власть.

После того как в ходе процесса над членами БОРН были выявлены связи этой группировки, тянувшиеся в Администрацию президента и в силовые структуры, после массовых беспорядков на Манежной в 2010-м и в Западном Бирюлево в 2013-м, «наверху» поняли, что заигрались. Свою роль, безусловно, сыграл Майдан на Украине, где группировки ультраправых составили костяк силового крыла, противостоявшего «Беркуту». Власть все осознала и занялась тем, что она умеет делать лучше всего — стала давить. Ключевые фигуры — Дмитрий Демушкин, Максим «Тесак» Марцинкевич и лидер ДПНИ Александр Белов (Поткин) — в кратчайшие сроки оказываются на нарах. Одновременно начинается массовый исход ультраправых в сторону Украины, где они принимают активное участие в конфликте на Донбассе, причем за обе стороны. Для этих «правильных» нацистов в 2015 году в Санкт-Петербурге организуют Международный русский консервативный форум, на который слетаются представители всех поддержавших внешнюю политику РФ крайне правых партий Европы и Штатов, однако саму Россию на нем представляет до предела лояльная «Родина».

Последним актом ультраправой активности в России стала «национальная революция», объявленная на YouTube блогером Вячеславом Мальцевым — чудовищных масштабов провокация, которая закончилась целым ворохом уголовных дел, самым известным из которых стал процесс над недорослями из «Нового величия». К концу 2010-х правый политический фланг был приглажен каленым утюгом до такой степени, что информационное агентство «Росбалт» в одной из своих колонок провозгласило, что отныне «русский национализм подавленно отдыхает».

Точно так же были подавлены и антифа, и без того прекратившие уличные акции ввиду отсутствия видимого противника. И все же в организованных группировках леваков власть увидела такую же угрозу, как и в ультраправых, тем более что, по мнению Следственного комитета, «массовые беспорядки» 6 мая 2012 года на Болотной площади начали именно анархисты. Московская мэрия с каждым разом все неохотнее выдает разрешение на шествие памяти Маркелова и Бабуровой, прочие мероприятия, даже самые мирные, вроде спортивных турниров и панк-фестивалей, разгоняются, а их организаторов «прессуют» по полной. Некоторые заметные представители движения, кому повезло не быть убитым в ходе «субкультурных войн», в итоге оказываются на нарах, рядом со своими бывшими врагами. Выйдя на свободу, они понимают, что эпоха ушла безвозвратно, а уличное насилие вышло из моды. Дверь в 2000-е навсегда закрыл за собой Алексей Сутуга по прозвищу Сократ — отсидевший, освободившийся и погибший по злой иронии судьбы в августе 2020 года в сугубо бытовой драке с какими-то кавказцами у продуктового магазина. Вот так это все и закончилось. Или нет? 

Все новое — это хорошо забытое старое

«Сейчас мы наблюдаем определенную активизацию на всем политическом поле в связи с выборами, которые пройдут осенью, — напоминает Рустам Юлбарисов. — Видимо, ультраправые тоже получили какой-то свой сигнал на мобилизацию. Вот этот концерт, он же не просто так там проходил. Организатором мероприятия был Паук (Троицкий), а он не только крайне популярный в этой среде музыкант, но и регулярно работает спойлером на выборах всех уровней. Я предполагаю, что кому-то в очередной раз понадобились его услуги, и его попросили провести этот концерт». (Паук пока не делал никаких заявлений о своем намерении участвовать в предвыборной гонке. — «Москвич Mag».)

Изрядно обезглавив российских ультраправых, власть заставила их эволюционировать в сторону «гражданского национализма» и «национал-демократии», а также вынудила переместиться с улицы в интернет. Мостиком между старым и новым поколением стал Егор Просвирнин со своим сайтом «Спутник и Погром». Несмотря на яростную поддержку российской политики в отношении Украины, этот ресурс в конце концов был признан экстремистским и заблокирован на территории РФ, однако сам Егор никуда не исчез, а бросился осваивать новые для него территории — YouTube и стриминговые сервисы. Там за него зацепились всевозможные имперцы, радикальные рыночники и уцелевшие националисты, стали появляться и аналогичные каналы вроде Plum TV, где мемы и аниме смешивались с вполне серьезными дискуссиями и лекциями на общественно-политические темы. Итог известен — в 2019 году в Мосгордуму баллотировался Роман Юнеман, чья программа на три четверти состояла из антимигрантской повестки, а за спиной маячили серьезная молодежная поддержка — «Русский клуб ВШЭ» — и все тот же Просвирнин. Коротко обозреть текущую ситуацию на этом фланге можно, к примеру, на канале Ксении Собчак, где недавно был выложен фильм «Новые правые в России — кто они? От Светова до Черной Сотни», где показали милых, улыбчивых и вполне человекообразных ребят, которые не забывают каждые пять минут повторять на камеру ритуальную мантру о том, что насилие не метод.

«Эти новые правые, конечно же, всеми силами стараются избавиться от того нацистского флера, который тянется за ними с нулевых: от свастик, кельтских крестов и коловратов, от нападений на мигрантов, от памяти о Тесаке и его жутких преступлениях, — комментирует Рустам Юлбарисов. — Но получается не очень, этот мертвый груз всегда будет висеть у них на шее. Сейчас это скорее ряд приемлемых фигур вроде того же Юнемана. Они вроде и не имеют отношения к старым делам, но при этом в любой момент готовы подтянуть к себе ультраправый актив и как-то его использовать. А он есть — кто-то же ходит в магазин “Листва” и покупает там книги издательства “Черная сотня”? Кто-то потом там же их обсуждает или идет в тату-салон и набивает себе разные интересные фразы на немецком. Пока этот монстр выглядит спящим, но он готов проснуться в любой момент. А потому вся эта дегунинская история лично для меня выглядит как крайне тревожный звоночек. Никому, включая ветеранов антифашистского движения, не хочется, чтобы снова началась вся та кровавая бойня, которая имела место в нулевые».

Ну и, разумеется, вся пережившая репрессии и зачистки донная ультраправая жизнь благополучно прошла мимо объективов операторов с канала Собчак, а иначе общий настрой этого ролика вряд ли был бы таким благодушным. Никуда не делся традиционно националистический околофутбол, а заодно и вышедшие из него оффники, откуда-то взялись те самые лысые и бородатые «любители языческого рока», которые участвовали в недавних событиях в Дегунино. Для Москвы подобное пока еще выглядит как новость дня, зато в Санкт-Петербурге уличное насилие, кажется, опять становится нормой.

«В последнюю пару лет старые добрые махачи между фа и антифа возобновились в Питере, правда, уже не в таком масштабе, как в нулевые, — рассказывает ветеран питерского антифашистского движения Алексей Я. — На Просвете и на Обводном как-то прыгали на ребят, в которых увидели антифа, была пару лет назад попытка правых карликов ворваться на один анархо-фест, впрочем, удачно отбитая. В прошлом году был резонансный случай, когда на Лиговке прямо у метро один малолетний оффник сперва докопался до молодого панка, потом выстрелил ему из ракетницы в лицо и выложил видео этого поступка на телеграм-канал “Мужского государства”. Правда, и задержали этого олуха быстро — камер по городу сейчас до фига.

Сейчас к правачью пришла свежая кровь, которая не ассоциирует себя с наци-скин-движением, а является оффниками и очень любит отжимать  брендовые шмотки от Stone Island и тому подобной хери. Но и олдскульное бонье тоже совсем от дел не отошло. Несколько лет назад в городе появилась группировка, которую возглавил один такой бон из нулевых, откинувшийся из тюрьмы и набравший себе карланов. У них за плечами было даже нападение на девочку, которую приняли за лесбиянку, и драка в клубе “Цоколь 2.0” на концерте панк-команды Truckfighters. Конечно, масштабы уже не те, что в нулевые, потому что везде камеры и хватают этих желающих вернуть дух 1995-го или 2002-го довольно быстро, да и людей, желающих участвовать в акциях за ту или другую сторону, сейчас сильно меньше. Но такие прецеденты в городе есть».

«Ряд небольших организаций существует еще с тех времен. Например, Wotan Jugend, — напоминает Рустам Юлбарисов. — Я был крайне удивлен, когда узнал, что ее до сих пор не запретили. Сбежавшие на Украину нацисты прекрасно поддерживают связь с российскими товарищами и удерживают в руках узлы этой сети. Да, ультраправая сеть съежилась и стала намного меньше, у нее не так много центров притяжения, но тем не менее туда активно идет молодая поросль, в том числе, как мы видим, готовая участвовать в силовых акциях. Опять же все видели кадры с задержанием мальчиков из очень странной организации “Маньяки. Культ убийц” (МКУ), еще в регионах действуют “Национал-патриоты России” (НПР). Они, правда, говорят, что “ждут своего фюрера” — все никак у них новый Тесачок не народится.

Часть ультраправых ушла в либертарианцы. Тренд здесь задал Тесак, потом по этому же пути пошел Поздняков (Владислав Поздняков, эмигрировавший в Чехию лидер “Мужского государства”. — “Москвич Mag”), у которого сейчас чуть ли не самый популярный правый канал в Telegram. То же самое случилось и с Антицыганом из старой тесаковской тусовки. То есть часть этого токсичного ультраправого движа успешно всосалась в партию Светова и там растворилась, прикрыв до времени свои человеконенавистнические взгляды борьбой за свободный рыночек. Из старой гвардии на Украине сидит еще Денис Капустин ака Никитин ака Денис White Rex и развивает свой бренд. В Европу его не пускают, в Россию ему въезд заказан, потому что он фигурирует в показаниях Тесака, но с доходов от футболок, стикеров, чемпионатов по миксфайту и прочего он успешно “греет” свою правую братву. Пока они сидят тихо, и у нас давно не было ни новой Кондопоги, ни нового погрома в Бирюлево, но все же это опасные люди, за движениями которых надо внимательно следить. Иначе мы упустим момент, и тогда в Думе вновь появятся правые депутаты, будут и легальные фашистские организации, а по московским улицам опять будет чеканить шаг “Русский марш”».

Наша память коротка и ограничена текущей медийной повесткой. А потому, дочитав эту статью, читатель, скорее всего, пожмет плечами и скажет, что, мол, подрались и подрались, какое мое дело, да и вообще «чума на оба ваши дома» и прочие формулы, при помощи которых мы стремимся уйти во внутреннюю эмиграцию. Но всего каких-то десять лет назад в метро или в электричке можно было нарваться на акцию «Белый вагон» и получить армейским ботинком в лицо или просто не дойти от дома до магазина лишь по той причине, что в московских сумерках твоя физиономия кому-то показалась недостаточно европейской. И недавний инцидент в Дегунино — это совершенно недвусмысленный намек на то, что неонацисты не исчезли и не рассосались, а просто замерли в ожидании и готовы в любой момент вернуться к «акциям прямого действия». Нам кажется, что между нами и ними стоит надежная преграда в виде камер с алгоритмом распознавания лиц, подключенных к системе «Безопасный город». Однако, если ультраправые завтра понадобятся кому-то достаточно властному и влиятельному для очередного раунда грязной игры в политические шахматы, эти камеры сразу же начнут ломаться как раз в тот самый момент, когда рядом с ними будут топтать ногами очередного узбекского дворника, редактора неугодного СМИ или оппозиционного политика с еврейской фамилией. А потом окажется, что из хорошо откормленного змееныша вырос дракон, справиться с которым будет уже непросто.

Фото: ТАСС/Максим Шеметов