возраст

ЛюдиАлексей Беляков

30-летние московские старушки и 60-летние московские девчонки

«А дальше что? — вздохнула она. — Только угасание. Жизнь прошла». И я был бы готов обнять бедную Лизу, пожалеть, сказать что-то бодрящее. Только вместо этого хмыкнул цинично. Дело в том, что было ей 29 лет. И страшные мысли об угасании терзали Лизу в преддверии 30-летия.