search Поиск Вход
, 1 мин. на чтение

На Лялиной площади памятника Маршаку не будет. Жители добивались этого с начала осени

, 1 мин. на чтение
На Лялиной площади памятника Маршаку не будет. Жители добивались этого с начала осени

Москвичи давно начали борьбу против засилья монументов, особенно в центре города. «Как Калашников на “Новослободской”, нелепо и не к месту я стою… » — поется в песне «Черные очки» модной московской группы «Комсомольск».

Только самих монументов, понятное дело, меньше не становится. Давайте посчитаем. Только за последний месяц мы узнали, что в Москве могут возникнуть памятники Этушу и Кобзону. А за последнее время уже успели появиться многострадальный памятник Есенину — с ним вообще уникальная история — и памятник Табакову. Последний, похоже, оказался единственным, который не вызвал сильного народного возмущения.

История же с памятником Маршаку затянулась. Оно и понятно: жители Лялиного и остальных близлежащих переулков, а заодно и других районов города просто так сдаваться не хотели. Сначала предлагали его установку просто не допустить ни под каким предлогом. Причина простая: четырехметровый монумент мог серьезно навредить архитектурной целостности Лялиной площади.

Затем все-таки решили, что его можно перенести с Лялиной на Садовое кольцо (поэт как раз жил по адресу Земляной Вал, 14–16). А потом жители Рассказовки предложили приютить Маршака у себя — там есть улица, названная в его честь.

И вот вчера депутат Тверского района Кети Хараидзе на своей странице в фейсбуке написала: «Победа! Лялина площадь спасена! Я обещание сдержала».

Депутат ссылается на письменный ответ, полученный на запрос к главе департамента культурного наследия Алексею Емельянову. В нем, в частности, говорится, что решение по установке памятника Маршаку на Лялиной площади отменено.

Что будет с монументом, который уже фактически отлит, пока не понятно. Возможно, ответ на этот вопрос можно будет получить на встрече, которую организует Кети Хараидзе на Лялиной площади в субботу в 11.00.

Фото: @Сергей Шпаковский, @Keti Kharaidze