search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Лучшие книги весны 2021

, 5 мин. на чтение
Лучшие книги весны 2021

От исторического романа Алексея Иванова до исследования состояния переработки мусора в России и от финала поколенческой эпопеи «На игле» до китайского романа о невозможности убежать от тоталитарного прошлого — Михаил Калужский рецензирует 11 лучших книг, вышедших за последние три месяца.

Алексей Иванов «Тени тевтонов»

Иванов всегда разворачивает действие своих книг, которые принято называть историческими, на фронтире — там, где происходит колонизация и сталкиваются незнакомые друг другу миры. В «Сердце пармы» и «Золоте бунта» фронтиром был Урал разных эпох, в «Тоболе» — Сибирь XVIII века.

В «Тени тевтонов» Иванов помещает действие сразу в две эпохи: в 1457-м поляки штурмуют столицу Тевтонского ордена Мариенбург (нынешний Мальборк), в 1945-м Красная армия берет Пиллау (нынешний Балтийск), и смершевцы пытаются поймать гауляйтера Восточной Пруссии Эрика Коха. Одним словом, Адам МицкевичГенрик Сенкевич и Анджей Сапковский встречаются с Юлианом Семеновым и Владимиром Богомоловым.

Подробнее

 

 

Римма Раппопорт «Читай не хочу»

Петербургский педагог Римма Раппопорт написала очень нужную и очень грустную книгу «Читай не хочу. Что мешает ребенку полюбить книги». Помимо прочего она говорит о том, что главное личностное приобретение от чтения — это вовсе не знание, а развитие эмоционального интеллекта, который «влияет на успешность человека в большей степени, чем коэффициент интеллекта и хорошая учеба». Кроме того, чтение художественной литературы лучше, чем что-либо, помогает прокачать навыки декодирования, или интерпретации, что важно для реалистичной оценки себя и окружающего мира. И это самое существенное.

Подробнее

 

 

Андрей Яковлев «Страна отходов»

Московский журналист Андрей Яковлев поставил эксперимент — он попробовал уменьшить количество мусора в собственном домохозяйстве. Этот опыт потребовал от него кардинального переустройства всей жизни: покупать и, следовательно, потреблять товары только в перерабатываемой упаковке, самому утилизировать биоотходы, почти перестать есть вне дома. Но автор «Страны отходов», к своему огорчению, продержался меньше месяца.

Но прежде чем поставить эксперимент над собой и своей девушкой (судя по книге, она не была в восторге от этой затеи), Яковлев тщательно изучил состояние с переработкой мусора в России. Именно знание ситуации, давшее название книге, а вовсе не желание прослыть эксцентриком, привело его к необходимости попробовать самому воплотить на практике ценности, которые он разделяет.

Подробнее

 


Шон Байтелл «Семь типов людей, которых можно встретить в книжном магазине»

Многим, кто смотрит на опасный и нервный книжный бизнес со стороны, идея открыть собственный магазин может показаться чрезвычайно привлекательной. И есть одно-единственное место на Земле, которое может помочь такому мечтателю разобраться, готов ли он продавать книги. Это книжный магазин The Open Book в крохотном шотландском Уигтауне. Вы можете на неделю арендовать этот магазин через Airbnb и просто жить там — или встать за прилавок. К моменту локдауна The Open Book был забронирован на три года вперед.

Подробнее

 

 

«Демонтаж коммунизма. Тридцать лет спустя»

Авторы этого сборника не только ищут ответ на вопросы «Что пошло не так?» или «Почему ожидания оказались настолько завышенными или просто нереалистичными?». Они спрашивают себя, как найти оптимальный язык описания этих 30 лет. Как пишет Владимир Гельман, «можно сказать, что в политической науке произошел переход от “голливудской” парадигмы к стилистике “а-ля фильм-нуар”: положительных героев не существует в принципе, есть только отрицательные, а общемировая политическая динамика сегодняшнего и завтрашнего дня выглядит мрачно».

Подробнее

 

 

Ирвин Уэлш «Джинсы мертвых торчков»

Четыре раздолбая с северной окраины Эдинбурга — Рентс, Бегби, Больной и Спад, подобно мушкетерам прожили в своем мире чуть больше тридцати лет: действие «Героинщиков» начинается в 1984 году. Действие последнего романа Ирвина Уэлша с этими персонажами заканчивается во время Брекзита. Последнего — потому что сам Уэлш назвал эту книгу «торжественным завершением “На игле”». У «На игле» были приквел («Героинщики»), сиквел («Порно»), спин-офф («Резьба по живому»), вот и наступил финал этой драмы в пяти частях. Кроме того, это последний роман и потому, что к концу «Джинсов мертвых торчков» выживут не все.

Подробнее

 

 

Марцин Виха «Как я разлюбил дизайн»

Почему дизайнер и эссеист Марцин Виха, лауреат «Нике» — главной литературной премии Польши, «разлюбил дизайн»? Потому что для людей, выросших до начала 1990-х, он оказался слишком переоценен. И если во времена железного занавеса дизайн (или его отсутствие) служил идеологическим задачам заказчика, то с приходом рынка дизайн (или его переизбыток) служит брендам, постепенно заменяющим осязание, запах и форму предметов. XX век был веком предметов, в XXI наши интересы перетекают из материального мира в виртуальный.

Подробнее 

 

 

Сергей Плохий «Чернобыль. История ядерной катастрофы»

Рассказывая историю событий в Чернобыле, ее причин и последствий, историк Сергей Плохий пишет не об атомной энергетике, а о том, как функционировал поздний Советский Союз. «Чернобыль. История ядерной катастрофы» не так детализирована, как подробнейшее журналистское расследование Адама Хиггинботама «Чернобыль. История катастрофы». Этим книгам стоило бы поменяться названиями, потому что Плохий как раз больше говорит не про технологическую составляющую чернобыльской беды, а про цивилизационную, и в этом его работа по-своему близка «Чернобыльской молитве» Светланы Алексиевич.

Подробнее

 

 

Чжан Юэжань «Кокон»

«Кокон» говорит с нами о травмирующем чувстве времени. Хунвейбины и цзаофани исчезают. Китай меняется. На площадь Тяньаньмэнь выходят протестующие, но это уклончиво называют «события в Пекине». Университетские преподаватели уходят в бизнес и возят ширпотреб в Россию: поезд К-3 в Москву из Пекина идет шесть дней и шесть ночей, но эти путешествия приносят большие деньги, только если не спустить их все на казино и проституток с изумрудными глазами. О, это отдельное удовольствие, бонус, который достается только российским читателям «Кокона» — посмотреть на челночный бизнес начала 1990-х с другой стороны.

Подробнее

 

 

Сергей Медведев «Человек бегущий»

Политолог и журналист Сергей Медведев много лет занимается спортом — лыжи, бег, плавание. Он принимал участие в шведских лыжных гонках Vasaloppet, переплывал Босфор, поднимался на велосипеде на горы в Альпах и Провансе — и бегает по московским паркам и подмосковным лесам. И это занятие, как оно описано в «Человеке бегущем», куда больше, чем хобби. Это предельно осмысленная практика работы со своим телом и даже больше — со своим эго.

Подробнее

 

 

Максим Семеляк «Значит, ураган. Егор Летов: опыт лирического исследования»

Слова «лирическое исследование», вынесенные в название книги, ничуть не кокетство, а довольно точное автоописание. «Значит, ураган» — не биография, не история группы и не эгоцентричные мемуары в популярном жанре «я и культовый герой». Близко знавший Летова Семеляк проделывает тщательную работу, выдерживая точную дистанцию между собой и главным героем книги. А если музыкальный критик и позволяет себе то, что обычно скучно называют анализом творчества, такие наблюдения выходят за пределы пространства русского рока и потому особенно интересны: «К каким-нибудь немецким романтикам вроде…  Клейста или Гельдерлина он (Летов) был явно ближе, чем к “Автоматическим удовлетворителям”».

Подробнее