search Поиск Вход

Bookmate

Люди Михаил Калужский

Справиться с непрухой: Ирвин Уэлш ставит точку в истории героев «На игле»

Это острое чувство сожаления пришло в детстве. Возможно, когда была прочитана последняя страница третьей книги о Малыше и Карлсоне. Хотя он обычно обещает вернуться, ясно, что Карлсон больше не прилетит.
Люди Михаил Калужский

Что (не) изменилось с 1991 года? Рассуждают авторы книги «Демонтаж коммунизма. 30 лет спустя»

Очередной всплеск споров по поводу пустующего постамента на Лубянской площади вроде бы утих, когда мэр Собянин примиренчески отменил результаты народного голосования. Но буквально вчера партия «Коммунисты России» (несколько депутатов в региональных парламентах, портреты Сталина и Ленина на официа...
Люди Михаил Калужский

Узнайте в «Семи типах людей, которых можно встретить в книжном магазине» Шона Байтелла себя

Есть одна вещь, за которую я по-настоящему благодарен правительству федеральной земли Берлин. Когда прошлой осенью ввели второй локдаун, власти оставили открытыми только магазины первой необходимости, в том числе книжные. Берлинцам повезло больше, чем жителям Гамбурга или Дюссельдорфа — в остальн...
Город , Люди Михаил Калужский

Как жить, чтобы меньше мусорить? Отвечает журналист Андрей Яковлев в книге «Страна отходов»

За несколько лет жизни в Германии я успел убедиться в том, что здешняя экологическая политика, которая со стороны иногда кажется едва ли не образцовой, на самом деле далека от идеала.
Люди Михаил Калужский

Автор всемирной истории — адский сатана, уверяет нас Алексей Иванов в «Тенях тевтонов»

В то лето мы с польскими друзьями сняли домик на Мазурах, среди озер, лесов и болот. Название ближайшего городка, Венгожево, объяснили польские друзья, происходит от слова «угорь», но не только потому, что здесь водится эта рыба. Это своего рода знак преемственности: до 1945 года городок называлс...
Люди Михаил Калужский

Сколько крови в рюмке? Отвечает Денис Пузырев в «Новейшей истории России в 14 бутылках водки»

Самой большой ошибкой был все-таки арбузный ликер. Он был куплен из чистого любопытства, из желания понять, каким может быть вкус у этого, судя по яркой этикетке, голландского напитка. Вкус был омерзительным. По крайней мере сногсшибательную — в прямом смысле этого слова — смесь «Амаретто» и спир...
Люди Михаил Калужский

«Энергия. История человечества» рассказывает о том, как уголь спас лес, а нефть — кашалотов

Уже который день чат нашего дома горячо обсуждает единственную проблему — батареи. Они почти не греют — как выяснилось сегодня, когда управляющая компания наконец-то отправила в наш подвал специально обученного человека, сломались датчики бойлеров.
Люди Михаил Калужский

Дискредитировать реальность: как мистика создала андерграунд 1980-х — в книге Дэвида Кинана

Нарастающее чувство беспомощности. Тяжелое разочарование в политике. Фрустрация от постоянного ограничения допустимых образов жизни. Эрозия социальных связей. Бурный рост самых разнообразных способов неформальной активности. Усталость от мейнстримных масс-медиа и растущая потребность в альтернати...
Люди Михаил Калужский

«Позволь, я пересчитаю все способы, какими люблю тебя», говорит Си Ди Си Рив в «Хаосе любви»

Для того чтобы пробудить интерес своих студентов к чтению, американский славист Карл Проффер раздавал им футболки с принтом «Русская литература интереснее секса». Этот тизер прекрасен в том числе и тем, что парадоксальное сравнение несопоставимого (основа любой хорошей шутки) невольно заставляет ...
Люди , Мода Михаил Калужский

«Шляпы исчезнут»: Александр Васильев предсказывает моду после пандемии

Как жаль, что моя тщательно подобранная коллекция масок больше не нужна. Нет, не карнавальных, простых масок, без которых нельзя зайти в магазин или общественный транспорт. Я подбирал их под разную одежду, но теперь они не имеют никакого смысла.
Люди Михаил Калужский

Страх отравляет вернее яда, говорит Сергей Лебедев в романе «Дебютант»

Полицейские были точно такими, как в британских криминальных сериалах, которые я смотрю больше, чем любое другое кино. Немногословный чернокожий мужчина, похожий на Адриана Лестера, и говорливая белая женщина, похожая на Сильвестру Ле Тузель. Полицейские расспрашивали меня, зачем я прилетел в Вел...
Город , Люди Михаил Калужский

В книге «Преданность. Год Обезьяны» Патти Смит напоминает о необходимости бесцельных путешествий

То, как сейчас говорят о путешествиях, до боли напоминает армейские разговоры про еду — в казарме после отбоя и опостылевшего, всегда одинаково невкусного ужина. Реакция окружающих на «вот что я наконец съем после дембеля» всегда была черно-белой, без нюансов: одни с радостью присоединялись к фан...
Кино , Люди Михаил Калужский

В «Муравечестве» Чарли Кауфман проживает жизнь как кино

Когда Кейден Котар, герой «Синекдохи, Нью-Йорк» Чарли Кауфмана, попытался найти идеальное воплощение для своего произведения, он встал, сам того не предполагая, на путь тотального саморазрушения. Но для творца самоотдача на грани мегаломании кажется едва ли естественной — тем более, если в этого ...
Город , Люди Михаил Калужский

В «Семи концах света» Людмила Улицкая говорит о необходимости сдержанного оптимизма

В апреле этого года, когда мы все только привыкали к карантинным нововведениям и напрасно надеялись на то, что нормальная жизнь скоро вернется, Людмила Улицкая опубликовала свой давний киносценарий
Город , Люди Михаил Калужский

В «Территориях моды» Луиза Крю анализирует, как одежда меняет городское пространство

Любая прогулка по Берлину наводит на мысль, что местные жители, дружно сговорившись, решили инсценировать стихотворение Саши Черного, написанное больше ста лет назад:
Город Михаил Калужский

В «Крае земли. Прогулка по Провинстауну» Майкл Каннингем вслед за Бродским обретает свободу

Никто не разгадал секрет обаяния маленьких прибрежных городов, которые стали центрами интенсивной художественной жизни, а потом и туризма. Остров Капри, крымский Коктебель, корнуолльский Сент-Айвз, нормандский Этрета начали притягивать живописцев и литераторов в силу случайности или стечения обст...
Город , Люди Михаил Калужский

Можно ли жить без бодуна? Выясняет журналист Шонесси Бишоп-Столл

Это Остапу Бендеру с похмелья пришло в голову читать «Зарю Востока». Ангелы на площади Курского вокзала советовали похмельному Веничке походить и дождаться открытия винного магазина: водка там, правда, только с девяти, но холодненького красненького дадут.
Город Редакция Москвич Mag

«Тайная жизнь шедевров»: «Княжна Тараканова» в Третьяковской галерее

Bookmate начал выпускать сериал (как они это называют) о шедеврах русской живописи. На самом деле речь идет о книге, новая глава которой, как очередной эпизод сериала, появляется на сервисе каждую неделю. «Москвич Mag» публикует второй эпизод...

Как эволюционировала сама дарвиновская теория эволюции, рассказывает научный журналист Борис Жуков

Когда начинаешь читать и постепенно читаешь все подряд, непременно найдется книга, в равной степени привлекательная и непонятная. Меня в младшей школе завораживали золотые буквы на коричневом переплете толстого тома «И. Е. Амлинский. Жоффруа Сент-Илер и его борьба против Кювье». Ничего, кроме «бо...
Город , Люди Михаил Калужский

Что имел в виду автор, объясняет Алексей Иванов

Недавнее обращение нобелевского лауреата Светланы Алексиевич к «русской интеллигенции» реанимировало вопрос, который в 2020 году звучит по меньшей мере неожиданно: а что же такое эта самая интеллигенция?
Город Редакция Москвич Mag

«Семейство гадалок из углового дома защищало двор от всех странных напастей» — отрывок из книги «Наш двор»

«Москвич Mag» публикует фрагмент из недавно вышедшего на Bookmate cборника Дарьи Бобылевой. Книга рассказывает об одном московском дворе, где происходят странные вещи: то приезжая девочка обернется колдуньей, то одинокого ученого приворожит че...
Город , Люди Михаил Калужский

Почему термины «капитализм» и «социализм» больше не работают, рассуждает Лоуренс Уайт

«А правда, что всем немецким деятелям культуры Меркель дала денег?» Кажется, этот вопрос во времена коронакризиса друзья из России задавали мне чаще всего.
Город , Люди Михаил Калужский

Можно ли разобраться со своим трудным прошлым на основе чужого опыта, спрашивает Николай Эппле

Десять лет назад я поставил спектакль по книге израильского психолога Дана Бар-Она «Груз молчания. Встречи с детьми Третьего Рейха».
Люди Редакция Москвич Mag

Фрагмент из нового детектива Бориса Акунина «Просто Маса»

Новый детектив Бориса Акунина «Просто Маса» — из фандоринского цикла. Масахиро Сибата, помощник легендарного сыщика, остался один и возвращается в Японию. На родине его ждут потрясающие приключения и открытия, благородные якудза и свирепые каза...