search Поиск Вход
Давид Крамер

«Москвич за МКАДом»: в Петербург за выставками в бывших промзонах и коктейлем «Боярский»

Северная столица — прекрасное место для громкого кутежа после трудовых будней. Но есть Питер для питерцев, и есть Питер для москвичей. Как выяснилось, это совершенно два разных города. Этим жарким летом я окончательно в этом убедился.
Город Давид Крамер

«Москвич за МКАДом»: в Архангельск за рыбой и закатами

Самый крупный город на Русском Севере, расположенный рядом с Белым морем и окруженный дикой природой, Архангельск — один из последних бастионов цивилизации на тысячи километров. Северная столица Петербург в сравнении с Архангельском такой же юг, как солнечная Одесса по отношению к Москве.
Город , Люди Давид Крамер

«Москвич за МКАДом»: в Красноярск — за горами, загаром и добрыми людьми

Сибиряки часто воспринимаются в России как суровые и лихие люди, эдакие сверхчеловеки. Сами они относятся к такой репутации с юмором. Несколько лет назад моя подруга Маша приняла непростое решение и перебралась из Красноярска в Москву. Тогда я помог ей устроиться на первую работу и адаптироваться к суетливой столице. Спустя три года теперь уже я отправляюсь в Красноярск, а Маша со своим другом знакомят меня с их малой родиной. До этого мои знания о Красноярске ограничивались знаменитым изображением на десятирублевой купюре.
Город Давид Крамер

Русский стиль в архитектуре как поиск национальной души

Русский стиль (он же псевдорусский), получивший развитие в конце XIX века — единственный за сотни лет пример возрождения именно русской архитектуры. Исконно русское зодчество закончилось с приходом Петра I и его политикой принудительного внедрения всего западного.
Город Давид Крамер

«Москвич за МКАДом»: в Рязань — за Москвой, которую мы потеряли

В детстве я знал, что в Рязани вырос Есенин, мучил собак академик Павлов и что почему-то там якобы растут грибы с глазами. На самом деле это удивительно живописный малоэтажный город на Оке, сохранивший исконно русскую мещанскую атмосферу XIX века.
Город Давид Крамер

Один день на Зиларте

Застройка бывшей территории ЗИЛа — возможно, самое масштабное градостроительное явление в России за последние 30 лет. По размаху проекта это не просто очередной район Москвы, а почти отдельный город с передовой архитектурой. Пройдут годы, прежде чем район Зиларт будет завершен, поэтому в ближайшее время он будет лишь гигантской стройплощадкой. Тем не менее небольшой его фрагмент уже почти закончен и заселяется людьми. Мне повезло прогуляться по недостроенному Зиларту, побеседовать с его создателями, а заодно убедиться, насколько же важно, где именно они провели свое детство.
Город Давид Крамер

Один день на Соколе

Будучи очень эклектичным городом, Москва постепенно превратилась в калейдоскоп утопий. Каждое новое поколение оставляло после себя осколки своей мечты об идеальной столице, особенно при социализме. Район Сокол — образец двух совершенно разных советских идиллий — 1920-х и 1950-х годов, воплощенных в двух замкнутых кварталах. Будучи по-своему музеями под открытым небом, сегодня они составляют костяк одного из самых престижных жилых районов Москвы.
Город Давид Крамер

Один день в Строгино

Строгино считается одним из самых комфортных районов Москвы, хотя с первого взгляда это мнение может озадачить. Казалось бы, ну спальный район как спальный район. Однако экскурс в историю и проведенный здесь день позволяют лучше понять искреннюю любовь местных жителей к малой родине. 
Город Давид Крамер

Один день на Кузнецком Мосту

За почти четырехсотлетнюю историю улица Кузнецкий Мост и окрестности переживали самые разные периоды, от аристократического золотого века до вражеской оккупации и коммунистического запустения. Но одно осталось неизменным. Кузнецкий Мост — по-прежнему одна из излюбленных пешеходных и коммерческих артерий Москвы.
Город Давид Крамер

Брежневская Москва: почему мы не хотим замечать позднесоветскую архитектуру

Из всех архитектурных слоев современной Москвы постройки эпохи Брежнева — самый незаметный и одновременно многочисленный. В первую очередь это касается жилого фонда, 60% которого было возведено в те годы. Если сталинская архитектура — это лицо, масштаб и цветовая гамма сегодняшней Москвы, то брежневская (второе название — советский модернизм) — это ее объем. Здания эпохи застоя окружают нас повсюду, но часто остаются неузнанными, сливаясь с пейзажем.
Город Давид Крамер

Один день в Капотне

«Ехал в ад, а оказался где-то в Швейцарии» — таково мое впечатление от прогулки по обновленной Капотне. Большинство там никогда не было, но «все знают», как же «в Капотне плохо». Исторически призаводским районом с населением в 33 500 человек чуть ли не пугают непослушных детей. Картинки с мрачными дымящимися трубами и угнетающими панельками давно обошли интернет.
Город Давид Крамер

Один день на Профсоюзной

В послевоенном СССР впервые всерьез, и не без оснований, задумались об экономии в строительстве, в первую очередь — в жилье. Разработки по упрощению всего и вся в итоге привели к появлению сотен тысяч унылых хрущевок. Но путь от помпезной и до предела украшенной сталинской классики к серым обшарпанным коробкам был постепенным. В какой-то момент, в середине 1950-х соотношение экономичности и красоты достигло идеальных пропорций. Увы, советское руководство решило на золотой середине не останавливаться и впоследствии пошло намного, намного дальше. В качестве памятника тому короткому «золотому» периоду архитектурной аскезы в Москве сохранился совершенно утопический тихий район — Профсоюзная.
Город Давид Крамер

К 40-летию Олимпиады-80: как последний триумф СССР изменил Москву

Сорок лет назад, 19 июля 1980 года, в Москве открылись Игры XXII Олимпиады. Это 5 миллионов зрителей, 36 мировых рекордов и труд полумиллиона человек, участвовавших в подготовке. Две летние недели 1980 года стали последней по-настоящему триумфальной страницей в истории СССР как сверхдержавы. Как это всегда бывает с олимпийскими постройками, судьба московских сооружений не закончилась на Играх. Стадионы, гостиницы и спортивные комплексы влились в жизнь города и за 40 лет прошли через многое.
Город Давид Крамер

Один день на «Динамо»

В последнее время район вокруг станции метро «Динамо» стал одной из самых динамичных строительных площадок Москвы. По совпадению сразу несколько точек по разные стороны Ленинградского проспекта дали городу совершенно новые районы и по-своему новый облик.
Город Давид Крамер

Один день на Поварской

Престижные районы многих больших городов начинались как самые обыкновенные или даже бедные. Главное отличие Поварской в Москве от таких локаций в том, что эта старейшая улица была элитарной практически с самого своего зарождения и осталась такой по сегодняшний день.
Город Давид Крамер

Один день на Маяковке

Район вокруг метро «Маяковская» менялся за последнее столетие до неузнаваемости. Снимки с одного и того же ракурса, скажем, в 1921 и 1935 году, почти невозможно сопоставить друг с другом, настолько они непохожи.
Город Давид Крамер

Как сталинская архитектура определила облик Москвы и осталась последним большим стилем

Современная Москва с ее имперскими пропорциями и широкими улицами была такой не всегда. Свой нынешний «столичный» образ наш город обрел в советское время во многом благодаря сталинским домам.
Город Давид Крамер

Как московский конструктивизм придал стиль коммунизму, был запрещен Сталиным, но в итоге победил

К нашему стыду, русский авангард пользуется гораздо большим почтением за границей, чем у себя на родине. К счастью, в последние годы наметилось улучшение — как минимум в Москве восстанавливают все больше архитектурных памятников конструктивизма.
Город Давид Крамер

Один день на Якиманке

Якиманка — рубеж старой Москвы. За ее пределами заканчивается исторический город и начинается совсем другой — намного моложе. Историческая столица исчезает на глазах. Не замечая этого, мы год за годом теряем старинную Москву целыми районами. Прогулка по Якиманке — хорошая возможность поразмышлять о прошлом, настоящем и будущем города.
Город Давид Крамер

Один день в Некрасовке

По данным недавнего опроса Domofond.ru, Некрасовка оказалась худшим районом Москвы, прежде всего из-за экологии. Какие картины возникают в голове при словосочетаниях «худший район» и «ужасная экология»? В моей — вполне конкретные: трехглазые рыбы, птицы в нефтяном пятне и светящиеся лужи с радиоактивными отходами. Такие фантазии мне в детстве внушили проморолики Greenpeace. Вообразив себя героем фильма «Сталкер», я отправился в эту опасную зону.
Город Давид Крамер

Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая эпоха Лужкова

В декабре прошлого года не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра. Печальный повод пройтись по наследию этого сложного, но, безусловно, интересного времени в истории города.
Город Давид Крамер

Один день в Новой Москве

Средний житель столицы знает о Новой Москве, как правило, немного. Все слышали о том, что в 2012 году мэрия присоединила большой кусок Подмосковья на юго-западном направлении. То, что раньше именовали «за городом», теперь превратилось в «Новомосковский район», или «у черта на рогах», если по-простому. Зато у многих бывших замкадовцев автоматически появилась столичная прописка. Мы регулярно слышим об отдельных фрагментах этой новой территории, например о Коммунарке, но редко осознаем, что представляет собой район как единое целое.
Город Давид Крамер

Мечта о Советской России с человеческим лицом: один день в Зеленограде

Зеленоград — это советский город-эксперимент. С начала 1960-х и до распада СССР молодые архитекторы во главе с Игорем Покровским строили светлое советское будущее. Этому будущему не суждено было наступить.
Город Давид Крамер

Один день в Переделкино

Большие города меняются разными темпами. К примеру, я прожил два года в Нью-Йорке и, рассматривая его снимки полувековой давности, понимаю, как мало он изменился. Или, скажем, Питер в его исторических границах.
Город Давид Крамер

Один день в «Сколково»

В масс-медиа современной России патриотизм и чувство величия обычно черпаются из прошлого: победа над вражескими захватчиками, индустриализация, атомная бомба, кузькина мать и мощь советской науки. Патриотизм у нас редко обращается в будущее. Единственное исключение из этого паттерна — инновационный центр «Сколково», наш ответ американской Силиконовой долине.
Город Давид Крамер

Один день в Коммунарке

Район на юго-западе — один из немногих спальников, сформировавшихся уже в путинской России. В последние годы Коммунарка стала визитной карточкой Новой Москвы — из-за зеленой местности и экспериментальных кварталов с жилыми комплексами. Особенность именно здешних ЖК в том, что они следуют не советским и постсоветским, а исключительно современным европейским стандартам жилья.
Город Давид Крамер

Один день на (половине) ВДНХ

ВДНХ снова переживает значительные перемены. Несколько лет главный выставочный комплекс России находится на глобальной дорогостоящей реконструкции и, судя по всему, будет еще долго.
Город Давид Крамер

Спорт, молитва и потребительский рай: один день на Ходынке

Район на северо-западе Москвы между Ленинградским проспектом, Беговой улицей и Хорошевским шоссе прожил много жизней, что видно и в его нынешнем сочетании несочетаемого. Давид Крамер прогулялся по Ходынке и ее окрестностям. 
Город Давид Крамер

Один день в Северном Бутово

«Интересно, где мы скорее всего встретим рассвет — в травмпункте или хирургическом отделении районной больницы?» — думал я, предложив двум друзьям провести пятничный вечер в Северном Бутово — спальном районе с угрожающей репутацией в 1990-е.
Кино Давид Крамер

Позади «Москва»: к 20-летию окончания съемок легендарного русского фильма 90-х

«Москва» Александра Зельдовича должна была стать камерной вариацией «Трех сестер» Чехова в антураже московского клуба. Лирическую и трагичную историю об отношениях трех пар состоявшихся и непростых людей планировали снять в 1997-м за две недели. В итоге съемки продлились три года и превратились в монументальную панораму прощания с эпохой.
Далее