search Поиск Вход
Давид Крамер
Город Давид Крамер

Усадьбы Новой Москвы

Десять лет назад произошло одно из самых радикальных расширений в истории нашего города. Огромный кусок области по юго-западному направлению вошел в административную черту столицы и теперь называется Новой Москвой. Город не только разросся до границ с Калужской областью, но и приобрел территорию с невероятным количеством старинных барских усадеб. Эти подмосковные поместья — уникальная и очень важная страница в истории страны.
Город Давид Крамер

Один день на Павелецкой

Около года назад, после десятилетий мучительного простаивания, была-таки завершена и открыта публике обновленная площадь при Павелецком вокзале. Со времен открытия парка «Зарядье» в центральной Москве пока еще не создавалось ни одно общественное пространство такого масштаба и уровня проработки. Павелецкая площадь в ближайшие годы может сильно повлиять на развитие всего района, да и центра города в целом.
Город Давид Крамер

Один день на «Горбушке»

В период обостренной размолвки между Россией и Западом особо хочется вспомнить знаменитую «Горбушку» — первое место, где москвичи по-настоящему знакомились с современной западной культурой, в первую очередь с музыкой и кино, сначала в позднесоветский период, а потом уже в 1990-е и нулевые. Годы триумфа этого места силы давно миновали, и скоро от электронного рынка «Горбушкин двор» ничего не останется — теперь его уже официально должны снести, а территорию бывшего завода «Рубин» застроить жильем. Я отправляюсь в ностальгический экскурс в историю по местам своей меломанской молодости.
Город Давид Крамер

Москва в стиле модерн

В конце XIX — начале ХХ века слово modern символизировало радикальные перемены в разных сферах человеческой жизни и в конце концов стало названием нового архитектурного стиля. В купеческой Москве эпоха модерна совпала с бурным экономическим и культурным подъемом и подарила городу множество ярких построек.
Город Давид Крамер

Один день на Таганке

Таганка предельно хаотична. Будучи одним из старейших районов, в своей многоликости и живой, беспорядочной обстановке он напоминает уменьшенную копию всей Москвы в целом. Как и весь город, Таганка состоит из нанизанных друг на друга непохожих слоев — человеческих, исторических и архитектурных. Я решил рассмотреть эти отдельные слои Таганки по очереди.

Доходные дома Москвы

Доходные дома рубежа XIX и XX веков во многом сформировали облик и настроение центральной дореволюционной Москвы. Судьба этих первых квартирных многоэтажек крепко переплетена с историей страны. Московские доходные дома — памятник не только раннему русскому капитализму, но и появлению первых коммуналок при советской власти.
Город Давид Крамер

Из песочницы в космос: как менялись московские детские площадки

Все мы, как известно, родом из детства, где бы мы ни жили. Проследить эволюцию московских детских площадок нам помогли два опытных дизайнера в этой области — Анастасия Юткевич и Мария Помелова.
Город Давид Крамер

Московский забор не так прост, как кажется

Россия — страна заборов, как часто говорят. Население нашей большой страны, как и само государство, постоянно стремится отгородиться, запереться или просто спрятаться на своем кусочке земли. Само собой, это сказывается на облике современной Москвы и Подмосковья.
Город Давид Крамер

Один день на Арбате

Арбат и прилежащие к нему улицы, площади и переулки окутаны мифом особого места, воплощения интеллигентного благородства старой Москвы. За последние десятилетия Арбат настолько превратился в безвкусный туристический объект, в клише, что я долго не отваживался о нем писать. Тем не менее я решился пройти по Арбату типичным маршрутом туриста, вспомнить его историю и взглянуть на его знаковые места более свежими глазами.
Город Давид Крамер

Один день на Воробьевых горах

Район Воробьевых гор в последнее время активно обновляется. Строится новый большой трамплин, а неподалеку, на месте снесенной советской гостиницы, возводят гигантскую штаб-квартиру «Яндекса». Параллельно с этим бесконечно ведутся дискуссии о реставрации знаменитого Дворца пионеров и благоустраиваются целые километры территории.
Город Давид Крамер

Московский свет: прямо сейчас с заменой фонарей уходит целая эпоха родного освещения

Уличное освещение во всем мире не похоже одно на другое. Различия в выборе фонарей создают неповторимую ночную атмосферу той или иной страны. Освещение наших городов по-своему уникально. Россия узнается в ночное время даже из иллюминатора самолета. Так что же именно формирует это ни на что не похожее настроение русского ночного города?

«Москвич за МКАДом»: в Петербург за выставками в бывших промзонах и коктейлем «Боярский»

Северная столица — прекрасное место для громкого кутежа после трудовых будней. Но есть Питер для питерцев, и есть Питер для москвичей. Как выяснилось, это совершенно два разных города. Этим жарким летом я окончательно в этом убедился.
Город Давид Крамер

«Москвич за МКАДом»: в Архангельск за рыбой и закатами

Самый крупный город на Русском Севере, расположенный рядом с Белым морем и окруженный дикой природой, Архангельск — один из последних бастионов цивилизации на тысячи километров. Северная столица Петербург в сравнении с Архангельском такой же юг, как солнечная Одесса по отношению к Москве.
Город , Люди Давид Крамер

«Москвич за МКАДом»: в Красноярск — за горами, загаром и добрыми людьми

Сибиряки часто воспринимаются в России как суровые и лихие люди, эдакие сверхчеловеки. Сами они относятся к такой репутации с юмором. Несколько лет назад моя подруга Маша приняла непростое решение и перебралась из Красноярска в Москву. Тогда я помог ей устроиться на первую работу и адаптироваться к суетливой столице. Спустя три года теперь уже я отправляюсь в Красноярск, а Маша со своим другом знакомят меня с их малой родиной. До этого мои знания о Красноярске ограничивались знаменитым изображением на десятирублевой купюре.
Город Давид Крамер

Русский стиль в архитектуре как поиск национальной души

Русский стиль (он же псевдорусский), получивший развитие в конце XIX века — единственный за сотни лет пример возрождения именно русской архитектуры. Исконно русское зодчество закончилось с приходом Петра I и его политикой принудительного внедрения всего западного.
Город Давид Крамер

«Москвич за МКАДом»: в Рязань — за Москвой, которую мы потеряли

В детстве я знал, что в Рязани вырос Есенин, мучил собак академик Павлов и что почему-то там якобы растут грибы с глазами. На самом деле это удивительно живописный малоэтажный город на Оке, сохранивший исконно русскую мещанскую атмосферу XIX века.
Город Давид Крамер

Один день на Зиларте

Застройка бывшей территории ЗИЛа — возможно, самое масштабное градостроительное явление в России за последние 30 лет. По размаху проекта это не просто очередной район Москвы, а почти отдельный город с передовой архитектурой. Пройдут годы, прежде чем район Зиларт будет завершен, поэтому в ближайшее время он будет лишь гигантской стройплощадкой. Тем не менее небольшой его фрагмент уже почти закончен и заселяется людьми. Мне повезло прогуляться по недостроенному Зиларту, побеседовать с его создателями, а заодно убедиться, насколько же важно, где именно они провели свое детство.
Город Давид Крамер

Один день на Соколе

Будучи очень эклектичным городом, Москва постепенно превратилась в калейдоскоп утопий. Каждое новое поколение оставляло после себя осколки своей мечты об идеальной столице, особенно при социализме. Район Сокол — образец двух совершенно разных советских идиллий — 1920-х и 1950-х годов, воплощенных в двух замкнутых кварталах. Будучи по-своему музеями под открытым небом, сегодня они составляют костяк одного из самых престижных жилых районов Москвы.
Город Давид Крамер

Один день в Строгино

Строгино считается одним из самых комфортных районов Москвы, хотя с первого взгляда это мнение может озадачить. Казалось бы, ну спальный район как спальный район. Однако экскурс в историю и проведенный здесь день позволяют лучше понять искреннюю любовь местных жителей к малой родине. 
Город Давид Крамер

Один день на Кузнецком Мосту

За почти четырехсотлетнюю историю улица Кузнецкий Мост и окрестности переживали самые разные периоды, от аристократического золотого века до вражеской оккупации и коммунистического запустения. Но одно осталось неизменным. Кузнецкий Мост — по-прежнему одна из излюбленных пешеходных и коммерческих артерий Москвы.
Город Давид Крамер

Брежневская Москва: почему мы не хотим замечать позднесоветскую архитектуру

Из всех архитектурных слоев современной Москвы постройки эпохи Брежнева — самый незаметный и одновременно многочисленный. В первую очередь это касается жилого фонда, 60% которого было возведено в те годы. Если сталинская архитектура — это лицо, масштаб и цветовая гамма сегодняшней Москвы, то брежневская (второе название — советский модернизм) — это ее объем. Здания эпохи застоя окружают нас повсюду, но часто остаются неузнанными, сливаясь с пейзажем.
Город Давид Крамер

Один день в Капотне

«Ехал в ад, а оказался где-то в Швейцарии» — таково мое впечатление от прогулки по обновленной Капотне. Большинство там никогда не было, но «все знают», как же «в Капотне плохо». Исторически призаводским районом с населением в 33 500 человек чуть ли не пугают непослушных детей. Картинки с мрачными дымящимися трубами и угнетающими панельками давно обошли интернет.
Город Давид Крамер

Один день на Профсоюзной

В послевоенном СССР впервые всерьез, и не без оснований, задумались об экономии в строительстве, в первую очередь — в жилье. Разработки по упрощению всего и вся в итоге привели к появлению сотен тысяч унылых хрущевок. Но путь от помпезной и до предела украшенной сталинской классики к серым обшарпанным коробкам был постепенным. В какой-то момент, в середине 1950-х соотношение экономичности и красоты достигло идеальных пропорций. Увы, советское руководство решило на золотой середине не останавливаться и впоследствии пошло намного, намного дальше. В качестве памятника тому короткому «золотому» периоду архитектурной аскезы в Москве сохранился совершенно утопический тихий район — Профсоюзная.
Город Давид Крамер

К 40-летию Олимпиады-80: как последний триумф СССР изменил Москву

Сорок лет назад, 19 июля 1980 года, в Москве открылись Игры XXII Олимпиады. Это 5 миллионов зрителей, 36 мировых рекордов и труд полумиллиона человек, участвовавших в подготовке. Две летние недели 1980 года стали последней по-настоящему триумфальной страницей в истории СССР как сверхдержавы. Как это всегда бывает с олимпийскими постройками, судьба московских сооружений не закончилась на Играх. Стадионы, гостиницы и спортивные комплексы влились в жизнь города и за 40 лет прошли через многое.
Город Давид Крамер

Один день на «Динамо»

В последнее время район вокруг станции метро «Динамо» стал одной из самых динамичных строительных площадок Москвы. По совпадению сразу несколько точек по разные стороны Ленинградского проспекта дали городу совершенно новые районы и по-своему новый облик.
Город Давид Крамер

Один день на Поварской

Престижные районы многих больших городов начинались как самые обыкновенные или даже бедные. Главное отличие Поварской в Москве от таких локаций в том, что эта старейшая улица была элитарной практически с самого своего зарождения и осталась такой по сегодняшний день.
Город Давид Крамер

Один день на Маяковке

Район вокруг метро «Маяковская» менялся за последнее столетие до неузнаваемости. Снимки с одного и того же ракурса, скажем, в 1921 и 1935 году, почти невозможно сопоставить друг с другом, настолько они непохожи.
Город Давид Крамер

Как сталинская архитектура определила облик Москвы и осталась последним большим стилем

Современная Москва с ее имперскими пропорциями и широкими улицами была такой не всегда. Свой нынешний «столичный» образ наш город обрел в советское время во многом благодаря сталинским домам.
Город Давид Крамер

Как московский конструктивизм придал стиль коммунизму, был запрещен Сталиным, но в итоге победил

К нашему стыду, русский авангард пользуется гораздо большим почтением за границей, чем у себя на родине. К счастью, в последние годы наметилось улучшение — как минимум в Москве восстанавливают все больше архитектурных памятников конструктивизма.
Город Давид Крамер

Один день на Якиманке

Якиманка — рубеж старой Москвы. За ее пределами заканчивается исторический город и начинается совсем другой — намного моложе. Историческая столица исчезает на глазах. Не замечая этого, мы год за годом теряем старинную Москву целыми районами. Прогулка по Якиманке — хорошая возможность поразмышлять о прошлом, настоящем и будущем города.
Далее