один день

ГородАлександр Королев

Один день в коттеджном поселке «Березки River Village»

Лет пять назад случился у меня разговор со старым другом Валерой, который служил тогда арт-директором в известном креативном агентстве. Как правило, мы встречались раз в пару месяцев в баре и обменивались новостями.
ГородСергей Шпаковский

Один день на «Тимирязевской»

Что сказать о Тимирязевском районе? Голова Родины-матери, дом Вильямса, академия сельского хозяйства, старейшая деревянная трамвайная остановка Москвы, первый паровой трамвай и пара десятков дачных домов. Кажется, что Тимирязевский район не меняется уже десятки лет. Но это, конечно, не так.
ГородДавид Крамер

Один день на «Динамо»

В последнее время район вокруг станции метро «Динамо» стал одной из самых динамичных строительных площадок Москвы. По совпадению сразу несколько точек по разные стороны Ленинградского проспекта дали городу совершенно новые районы и по-своему новый облик.
ГородМария Гонтмахер

Один день на «Алексеевской»

В прошлом году «Яндекс» сделал альтернативную карту метро, переименовав привычные станции в местные центры притяжения. Вместо «Алексеевской» на ней значился «Тодес», вместо «ВДНХ» — «Москвариум». «Что? Серьезно?» — была первая реакция. Театр танца Аллы Духовой открылся в стеклобетонной башне напр...
ГородДавид Крамер

Один день на Поварской

Престижные районы многих больших городов начинались как самые обыкновенные или даже бедные. Главное отличие Поварской в Москве от таких локаций в том, что эта старейшая улица была элитарной практически с самого своего зарождения и осталась такой по сегодняшний день.
ГородДавид Крамер

Один день на Маяковке

Район вокруг метро «Маяковская» менялся за последнее столетие до неузнаваемости. Снимки с одного и того же ракурса, скажем, в 1921 и 1935 году, почти невозможно сопоставить друг с другом, настолько они непохожи.
ГородДавид Крамер

Один день на Якиманке

Якиманка — рубеж старой Москвы. За ее пределами заканчивается исторический город и начинается совсем другой — намного моложе. Историческая столица исчезает на глазах. Не замечая этого, мы год за годом теряем старинную Москву целыми районами. Прогулка по Якиманке — хорошая возможность поразмышлять...
ГородРоман Лошманов

Один день в Кремле

С 1 октября по 14 мая в Кремль пускают с десяти утра до пяти вечера каждый день, кроме четверга. «Семи часов должно хватить на то, чтобы увидеть все, что можно увидеть», — подумал я и отправился в него на целый день.
ГородДавид Крамер

Один день в Некрасовке

По данным недавнего опроса Domofond.ru, Некрасовка оказалась худшим районом Москвы, прежде всего из-за экологии. Какие картины возникают в голове при словосочетаниях «худший район» и «ужасная экология»? В моей — вполне конкретные: трехглазые рыбы, птицы в нефтяном пятне и светящиеся лужи с радиоа...

Один день на Крестьянской Заставе

Один мой питерский знакомый, часто бывавший в столице, любил говорить: «В Москве мои глаза спят». Точно так же и мне нравились бешеные скорости, богатая культурная жизнь и куча интересных людей, но сам город совершенно меня не трогал, а потому передвигаться по нему я предпочитал на метро.
ГородЕкатерина Шерга

Один день на Тишинке и Грузинах

Однажды зимой сюда пришли люди, которые принялись сгружать посреди Тишинской площади огромные железные предметы — объемные, извилистые, похожие на таинственные знаки. Весь центр площади был ими перегорожен, через них приходилось перелезать, они были припорошенные снежком, скользкие и главное — аб...
ГородДавид Крамер

Один день в Новой Москве

Средний житель столицы знает о Новой Москве, как правило, немного. Все слышали о том, что в 2012 году мэрия присоединила большой кусок Подмосковья на юго-западном направлении. То, что раньше именовали «за городом», теперь превратилось в «Новомосковский район», или «у черта на рогах», если по-прос...
ГородРоман Лошманов

Один день на Бауманской

В бронзовых скульптурах на станции «Бауманская» есть что-то зловещее. То ли дело в размере статуй (рост вроде обычный, но какой-то уменьшенный), то ли в их своеобразной пузатости, то ли в неестественном советском порыве. Они кажутся мифическими предками, не людьми. Каждый раз, когда я попадаю на ...
ГородДавид Крамер

Мечта о Советской России с человеческим лицом: один день в Зеленограде

Зеленоград — это советский город-эксперимент. С начала 1960-х и до распада СССР молодые архитекторы во главе с Игорем Покровским строили светлое советское будущее. Этому будущему не суждено было наступить.
ГородДавид Крамер

Один день в Переделкино

Большие города меняются разными темпами. К примеру, я прожил два года в Нью-Йорке и, рассматривая его снимки полувековой давности, понимаю, как мало он изменился. Или, скажем, Питер в его исторических границах.
ГородДавид Крамер

Один день в «Сколково»

В масс-медиа современной России патриотизм и чувство величия обычно черпаются из прошлого: победа над вражескими захватчиками, индустриализация, атомная бомба, кузькина мать и мощь советской науки. Патриотизм у нас редко обращается в будущее. Единственное исключение из этого паттерна — инновацион...
ГородАлексей Байков

Один день в Хамовниках

На карте Москвы Хамовники похожи на кривой клык, которым кто-то попытался укусить Кремль, но не догрыз, обломал, и он остался торчать. В верхней точке район начинается у дверей Христа Спасителя, а заканчивается «местом, где земля закругляется» — излучиной Москвы-реки, где расположены Лужники и Но...
ГородДавид Крамер

Один день в Коммунарке

Район на юго-западе — один из немногих спальников, сформировавшихся уже в путинской России. В последние годы Коммунарка стала визитной карточкой Новой Москвы — из-за зеленой местности и экспериментальных кварталов с жилыми комплексами. Особенность именно здешних ЖК в том, что они следуют не совет...
ГородДавид Крамер

Один день на (половине) ВДНХ

ВДНХ снова переживает значительные перемены. Несколько лет главный выставочный комплекс России находится на глобальной дорогостоящей реконструкции и, судя по всему, будет еще долго.
ГородОльга Ваганова

Один день на Автозаводской

Автозаводская в административном отношении не район, а название улицы и метро. Существует район Даниловский, в прошлом Пролетарский, но москвичи, имея в виду географию района, упрямо говорят: «Автозаводская».
ГородНикита Аронов

Один день в Люблино: жизнь с Черкизоном

Десять лет назад сюда переехал снесенный Черкизон, и жизнь в Люблино изменилась до неузнаваемости. Дошло до того, что прошлой осенью москвичи признали Люблино самым неподходящим для жизни районом города. Никита Аронов исследовал его и обнаружил кафе без русскоязычных меню и объявления в подъездах...
ГородРоман Лошманов

Один день в Лефортово

В разные эпохи — от петровской до советской — Лефортово было местом для экспериментов. Петр I внедрял здесь имперские принципы градостроения, а авангардисты строили жилые дома для советских людей. Роман Лошманов обошел за день самые интересные места района (и попробовал отличные хинкали в местном...
ГородДавид Крамер

Спорт, молитва и потребительский рай: один день на Ходынке

Район на северо-западе Москвы между Ленинградским проспектом, Беговой улицей и Хорошевским шоссе прожил много жизней, что видно и в его нынешнем сочетании несочетаемого. Давид Крамер прогулялся по Ходынке и ее окрестностям. 
ГородДавид Крамер

Один день в Северном Бутово

«Интересно, где мы скорее всего встретим рассвет — в травмпункте или хирургическом отделении районной больницы?» — думал я, предложив двум друзьям провести пятничный вечер в Северном Бутово — спальном районе с угрожающей репутацией в 1990-е.
ГородНикита Аронов

Один день на Остоженке: конец «Золотой мили»

Еще недавно переулки между Пречистенской набережной и Остоженкой были самым дорогим районом Москвы и назывались «Золотой милей». Теперь и шик поистрепался, и пафосное название ушло в прошлое. Как живет вышедшая из моды Остоженка, выяснял Никита Аронов.
ГородДавид Крамер

Один день на Кутузовском проспекте

«Самый дорогой спальный район Москвы» пережил не один, а как минимум два периода расцвета — в поздние советские годы, когда здесь селилась номенклатура, и в 2000-х, в эпоху отчаянного русского гламура. Эти времена давно прошли, и теперь Кутузовский кажется не таким однородным, как раньше. Давид К...